САЙТ Натальи Горской

сборник рассказов РИТОРИКА

ГЛАВНАЯ

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

ГРАФИКА

ДЕТСКАЯ

ФОРУМ

 

 

ДРУЖБА НАШИХ НАРОДОВ

 

    В совхозе "Даёшь коммунизм к 1982-му году" решили продать очистные сооружения. Не ахти, сколько они и стоили, но отчего бы не продать, ежели нынче так принято, что хоть в избушке на курьих ножках живи, а сделай свой бизнес. Пусть маленький, но сделай — уж будь так любезен. К тому же, очистные сооружения уже давно стояли без работы, так как фанерная фабрика, которая когда-то сбрасывала отходы своего производства в реку через эти самые очистные, лет десять как не функционировала.

    Покупателей нашлось не шибко много. В основном это были руководители таких же небольших совместных хозяйств из дружественных некогда союзных республик. В самой России желающих прикупить очистные сооружения для небольшого предприятия не нашлось, так как не осталось и самих предприятий. Совхозникам с одной стороны грустно, что мечта о возрождении фабрики с продажей её последнего важного звена в век защиты экологии умерла навеки, а с другой — начальство из вырученных от продажи денег клятвенно обещало выдать долги по зарплате за... за… за, Бог весть, какой год.

    Сейчас, в эпоху поголовного успеха и шарма, когда Россия позиционируется на мировой арене как весьма зажиточное государство, скулить, что где-то у нас ещё царит такой беспредел, как невыплата зарплат людям на совершенно законных основаниях, как-то бесперспективно и даже антипатриотично, но, как говорится, из песни слов не выкинешь. Совхозники не так, чтобы голодали, а кормились со своих огородиков или просто сбегали поближе к цивилизации в город. В городе, говорят, ситуация была не лучше, зато была вера, что там всё-таки полегче.

    Совхоз же, что и говорить, зачах за последние двадцать лет. Даже название его постепенно сократилось. Название его вообще на протяжении этих последних двух десятилетий постоянно "модернизировалось и обновлялось". Сначала оно "трансмутировалось" в "Даёшь коммунизм к 1990-му году", когда ещё при Брежневе прозвучало заявление, что наступление коммунизма откладывается на неопределённый период. Постепенно в ходе ещё нескольких изменений год наступления рабоче-крестьянского рая в названии совхоза сдвинулся до 2000-го года.

    В 2000-ом году даже клинические идиоты поняли, что "кина не будет". То есть совсем и окончательно. А вместо обещанного уже пяти-шести поколениям измученных ожиданиями россиян коммунизма грядёт что-то вовсе неописуемое, поэтому от названия совхоза осталось одно первое слово "Даёшь". На руинах после победно прокатившейся по стране сексуальной революции это самое "даёшь" стало звучать весьма двусмысленно и даже где-то неприлично, но со временем притёрлось. Другие совхозы ещё и не так вляпались. К примеру, соседний совхоз "Кончай империализм к 1991-му году" тоже претерпел ряд сдвигов в своём названии в плане годов, когда империализм по их подсчётам должен был бы окончательно загнить и скончаться. Со временем там все поняли, что кончать империализм как-то неактуально, да и не так просто, как когда-то казалось, поэтому название как-то само собой оскопилось до одного вот этого "Кончай". Словечко тоже так себе, но и оно как-то прижилось, так что уже даже самые смешливые пошляки не улыбаются. Но глупее всего вышло с совхозом "Всем на Луну к 1975-му году". Там, надо отдать им должное, долго мурыжиться с уточнением года отправки совхозников на печальноликий спутник нашей планеты не стали, а сразу урезали название до прямого и решительного "Всем на".

    Что и говорить: жестоко прошлись реформы конца ХХ века по бывшим советским совместным хозяйствам в сельской местности. Россия где-то местами ещё осталась аграрной страной, где-то — индустриальной, но есть и такая Россия, которая уже причислила себя к постиндустриальным странам, где уже всё настолько отстроено и налажено, что ничего другого не остаётся, как успешно торговать информацией. Эта-то самая постиндустриальная Россия и объявила нормой поголовный успех и шарм во всей стране. И иногда ей очень действует на нервы, что эту привлекательнейшую во всех отношениях картинку портит Россия индустриальная, а уж в адрес аграрной она и вовсе болезненно морщится. Ну да мы не будем судить её за это, а вернёмся, как говорится, к своим баранам.

    Баранов в совхозе "Даёшь" не было. Был крупный рогатый скот и птица, которых совхозники в основном и обслуживали. Тем и жили. Поставка яиц и мясомолочных продуктов государству не приносило совхозу ощутимого дохода то ли из-за ужасной конкуренции с импортными продуктами (как объясняло совхозникам их нищету совхозное начальство), то ли из-за неумения этого самого начальства наладить каналы сбыта вкупе с традиционным, как берёзки на русском лубочном пейзаже, подворовыванием (как объясняли это сами себе совхозники, чтоб не так тошно было). Но в целом жили. Как говорил директор совхоза товарищ Сермяжный, "с голоду-то, чай, никто не пухнет". Пухнуть-то не пухли, но почему-то хотелось чего-то большего, мечталось о каком-то развитии. Может быть оттого, что зажрались (как объясняло совхозникам их "странные" желания совхозное начальство), или оттого, что на дворе уже было третье тысячелетие и само время требовало соответствовать новому веку, а не ликовать при виде керосиновой лампы, когда неделями нет электричества.

    А тут наметился полный развал. Очистные сооружения бывшей фанерной фабрики, от которой остались одни стены без крыш и с пустыми глазницами, демонтировали и приготовили к продаже. Со дня на день ожидали приезд покупателей. Должны были приехать казахи, туркмены и эстонцы. Даже какой-то тендер собирались провести между ними, который товарищ Сермяжный упорно называл "трендером".

    — Вот приедут и будут трендеть, — растолковал для себя значение незнакомого слова совхозный сторож Климыч, встречая утро решающего дня на своей завалинке у столовой.

    — А интересно было бы на иностранцев поглядеть!.. — мечтательно подпёрла щеку пухлой ладошкой повариха Ксюша, выглядывая из окна.

    — Какие они иностранцы-то? — уничижительно сморщился Климыч. — Тоже мне, визит зарубежных гостей.

    — А как же? — удивилась Ксюша. — Теперь же вокруг нас заграница. Теперь и Москва заграницей кажется.

    — Да уж, — зевнул тракторист Кешка Молотков, читавший районную газету в кабине своего "Беларуса" напротив столовой. — Осталось ещё нашему совхозу объявить свою самостийность и в НАТО попроситься.

    — Хе-хе-хе, кхе-кхе, — закашлялся смехом сторож.

    — А всё-таки жалко, — задумчиво сказала Ксюша.

    — Чего жалко-то? — не поняли мужчины.

    — Духи фирмы "Дзинтарс", вот чего. Духи такие были в советское время, пока все народы Советского Союза меж собой не разжопились. Они раньше в нашем доме быта продавались. М-м, чудо были, а не духи! Французские им и в подмётки не годятся, не при французах будь сказано.

    — А ты нюхала, что ли, французские-то? — скептически спросила агротехник Лилия, сидевшая на мешках с удобрениями и ждущая машину для поездки в поля. — Да я больше чем уверена, что мы французскими духами и близко не дышали. Для нас духи разливают где-нибудь в Китае или Корее.

    — Да мне и не надо французских! — обиженно пожала круглым плечиком Ксюша. — Я "Дзинтарс" люблю.

    — Эк ты вспомнила! Да "Дзинтарсу" твово уже лет двадцать у нас не было, а ты их всё любишь! — не поверила Лилия.

    — Люблю, — вздохнула повариха. — Помните, были такие духи "Рижская сирень"? Ах, что за духи!.. Они ещё в таком трёхгранном флакончике в виде листочков сирени были, в круглой коробочке. Я маме всегда на Восьмое марта их покупала. Ими подушишься и весь день благоухаешь до следующего утра. Не то, что эти нынешние: полфлакона на себя выльешь, а к обеду уже и духу нету.

    — Да, — кивнула Лилия. — Хорошие были духи. Ещё помада ихняя в районном универмаге продавалась...

    — А теперь нет!

    — Теперь и днём с огнём не найдёшь. Мне говорили, что в Питере где-то на Обводном магазин есть, но туда ехать шибко далеко.

    — Ох, далеко! А жаль, Лиля.

    — Жаль, Ксюха, жаль. А что поделаешь?

    — И не говори. Ничо не попишешь. Политики разлаялись промеж собой, а мы вот без "Дзинтарса" остались.

    — Вам бы, бабам, только косметики да парфюмерии подавай, — усовестил их Кешка. — Они наши памятники сносят, а вы о духах думаете, лярвы деревенские. Я вот за день навозом надышусь, так пахни ты хоть бензином — мне одна шанель.

    — А я и не для тебя душусь, — накрутила на пухлый пальчик белокурый локон Ксюша.

    — А для кого? — очень удивился Кешка и напряжённо рассмеялся: — Для Климыча, что ли?

    — Ну вас к лешему! — отмахнулся сторож. — Я энти ваши косметики терпеть не могу. Я люблю, когда от бабы перловым супом пахнет и пирогами, а уж зачем оне себя духами поливают, не разумею. Мужичий дух всё одно ничем не перешибёшь. Мужик так в хате навонят, что и дихлофосом не переспоришь!

    — Ха-ха-ха! Ишь ты, Климыч, — сел рядом и толкнул его локтем Кешка. — Ты ещё, оказывается, до баб какую-то политику имеешь.

    — А то!

    — Да ну вас! — захлопнула окошко Ксюша. — Скушные вы до рези в глазах.

    — Ксюха, ну не уходи! — запросил Кешка.

    — Мне некогда, — заинтересничала она. — Мне гостям надо обед готовить.

    Но окно всё-таки приоткрыла.

    — А чем ты их кормить собираешься? — поинтересовалась Лилия. — Они ж нашу еду и не едят, должно быть.

    — Съедят. Товарищ Сермяжный сказал: приготовь чего-нибудь армейское, кашу там гречневую с луком да суп с фрикадельками.

    — А отчего же армейское?

    — Так дедокция ему его подсказала.

    — Чё?

    — Дедокция. Работа мысли, значит. Он вывод сделал, что приедут мужики немолодые, потому как молодые нынче сельским хозяйством и вообще производством хоть чего интересуютси слабо, а всё больше на конфьютерные технологии налегают. Даже если и не старые, то никак не моложе лет сорока. А такие все в советское время в армии служили, так как провинциалы тогда стопроцентно служили. А раз служили, то наверняка не дома, а в России, так как тогда такая тактика была, чтобы солдата подальше от дома услать, а куда ж ещё дальше услать было прибалтов да казахов, ежели как не в Россию. А в России чем солдат кормят?.. Вот то-то. Дедокция, одним словом.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

 

 

ГЛАВНАЯ

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

ГРАФИКА

ДЕТСКАЯ

ФОРУМ