САЙТ Натальи Горской

сборник рассказов КОРОВА

ГЛАВНАЯ

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

ГРАФИКА

ДЕТСКАЯ

ФОРУМ

 

 

САЙТ НАШЕГО ГОРОДА

 

    Скучна и пуста жизнь в городе Энске! Настолько пуста, что и описывать её не хочется. Да что делать, ежели ничего другого в поле зрения не попадается? Такая скукатища, что скулы от зевоты сворачивает!.. Особенно, когда смотришь в окно, где между стёкол жирные осы лениво ползают, а за окном — туман.

    Смотреть в окно — одно из главных занятий обывателя. Куда же ему ещё смотреть? Ведь ни то, что кинотеатра нет, а даже ни один общественный туалет не работает! Даже на вокзале нужник заколотили досками крест-накрест, прилепили серую бумажку с надписью: "Закрыто (ещё бы приписали: "Все ушли на фронт"). Ремонт". А чего там ремонтировать-то: доска и три очка в ней! Или даже это умудрились разворовать и пропить, умельцы народные?..

    Э-хе-хе, короче говоря, тоска по всем пунктам. В соседнем Эмске не веселее, но там хотя бы мост через реку имеется — всё ж какое-то разнообразие. А у нас, мало того, что ни тебе моста, ни кинотеатра, так вот ещё и последнюю достопримечательность — вышеупомянутый привокзальный туалет — опечатали. Ремонт, ха! Знаем мы их ремонты! Это просто губернатор проезжал через город Эмск, что "ниже по течению" от райцентра Эльска вёрст на пятьдесят, вот местные власти и перестраховались: заколотили все аварийные точки в своих владениях, а не то ступит кто царственной ногой да провалится. А где они у них не аварийные? У таких горе-владельцев акромя аварийного состояния даже в нужнике самой примитивной конструкции ничего не допросишься!

    Ах, как скучно! Ну куды тут девушке на выданье податься? Да на каком там "выданье" — скажем честно, на самом рубеже участи старых дев!.. Хотя, чёрт его знает, где там нынче этот рубеж, если иные и на седьмом десятке теперь говорят, что у них "ещё всё впереди". Ага, всё только начинается. Может быть, где-то далеко от Энска так оно и есть, а вот "последний из могикан" среди местных кавалеров Валерка тут как-то сморщился:

    — Для меня бабец после тридцати — фактически мертвичина! Один учёный вывод сделал, что женщина имеет право считаться женщиной только до двадцати, а потом это уже перестарок, годный только для кухни, дабы великому мужчине облегчать такую нелёгкую его героическую жизню...

    То есть мало того, что моста нет через реку, так ещё и от кавалеров собачий хвост один остался! Да и тот вместо дела ходит, семечки лузгает и рассуждает. В запое чего-то примерещилось, а он потом это пересказывает с неизменным началом "я тут слышал, как один известный учёный такое открытие сделал...". Сам-то на кого похож — сказать страшно. И поди ж ты, чувствует себя неотразимым!.. Нет, никогда женщины не сравнятся с мужчинами, которые могут ходить по улице в шортах на кривых ножках, с неухоженной лысиной в перхоти и огромным пивным животом, и всё ещё думать, что они красивы, и все женщины должны быть в них влюблены. А женщины и готовы влюбиться хоть в это — другого-то всё одно ничего нет.

    В соседнем Эмске хотя бы два-три таких чуда колобродят — всё ж таки выбор уже какой-никакой. А у нас-то!.. Э-хе-хе, так и зачахнешь тут в тоске и полной невостребованности. А куда податься? Только в Интернет. Особенно, ежели ты им располагаешь по работе. Особенно, ежели он мало у кого в городе Энске вообще имеется. У тебя вот есть, потому что ты не абы чем на этом свете занимаешься, а работаешь оператором почтового отделения Энского подразделения Эмской волости Эльского района! Каково звучит, а?..

    Так размышляла Зина, когда на почте происходил некий спад в посетителях, заканчивались выплаты пенсий и коммунальных платежей.

    — Господи, и чем занимаемся! — возмущалась иногда её коллега Нина. — Не почта, а собес какой-то! Люди по неделе посылку не могут получить, за газеткой до востребования не протиснуться из-за очередей за пенсией или на "коммуналку", а ведь это прямая функция почты — пересылка посылок и прессы. Хотя бы один-два терминала установили, чтобы наша почта занималась собственно почтой, а то ведь как кассиры в банке сидим!

    — Ну ты сказала! — шикала на неё Марина, их непосредственная начальница. — Не дальновидно рассуждаете, товарищ: если народ к терминалам повалит, то нас вмиг закроют. За ненадобностью.

    — И то верно, — соображала Нина каждый раз как впервые.

    — Да и не повалит народ к терминалам, — скучно отзывалась Зина. — Там комиссии до восьми процентов, а у нас люди даже за два рубля драться будут.

    И выходила на просторы Уорлд-Уайд-Веба. Интернета, в смысле. Она всегда так под конец рабочего дня делала, дабы узнать, что там делается в мире — огромном и загадочном. А когда в двадцатых числах наступал спад в посетителях (ох, как же Зина, Нина и Марина каждый месяц ждали эти двадцатые числа!), так она и в обед туда вылезала, и даже имела наглость забраться туда в рабочие часы. Марина её за это ругала, а Нина защищала:

    — Да пусть она там сидит! Офисный планктон, говорят, туда как на работу ходит, в Интернет этот.

    — А ты его видела, планктон этот?

    — Видела!

    — Где?

    — По телику!

    — А, ну это достоверный источник информации!

    — Других не держим...

    — Да тише вы! — шикала на них уже сама Зина, выловив на просторах Мировой Сети очередную "сенсацию": — Джонни Деппа жена из дома выгнала!

    И через пару секунд они все начинали дико хохотать от нелепости картины происходящего: три русские бабы в глубинке волнуются по поводу пошатнувшейся семейной жизни заморского артиста.

    — Вы бы лучше книги умные читали! — корила Зину бабушка Катя с Крайней Комсомольской улицы, когда заходила за пенсией и заставала операторов у одного монитора со страницей сайта РИА-новостей. — Ну, или газеты. Дай-ка мне, пожалуйста, свежий номерок "Сада-огорода" — там про кабачки должны написать. Да сканвордик какой, чтоб не так скучно вечером было. А то ведь такая скучища!..

    — Двадцать первый век на дворе, а вы всё на газеты молитесь, — выдавала ей самое толстое сканвордное издание, да ещё и судоку в придачу. — А что от них толку? Вот лежат толстые пачки бумаги с информацией, а что люди вынесли из них? Когда огурцы сажать, да как где-то сыграли в футбол, да будет ли дождь через три дня. Всё. Была интересная статья, как общаться с детьми, чтобы они нормально развивались, да только никто её вообще не заметил. Я мамашам нашим молодым говорю: почитайте, интересно же, да и надо им для жизни. "Да где!" — недоумевают. В упор не видят. Зато о разводе модели Водяновой со своим английским лордом до дыр статью зачитали — из рук вырывали! А что им этот лорд? Нет, где они и где лорды!

    — Ой, а в Антарнете вашем про другое пишут, можно подумать! Да все газеты из него и перепечатаны.

    — А Вы-то откуда знаете? — затихало в изумлении всё почтовое отделение перед информированностью старушки 1932-го года рождения.

    — Что тут знать, если в конце каждой статьи так и пишут: перепечатано, мол, с сайта такого-то. А сайт — это ведь явно что-то антарнетское, так?

    — Так.

    — Ну вот.

    Было ясно: бабуля поклоняется исключительно бумажным источникам информации, а все прочие считает "происками ампырьялистов", ну, или Сатаны, что в её понимании до сих пор одно и то же. Так их поколение воспитали. Когда бумага была основным способом хранения информации. Многие люди из тех времён до сих пор не представляют себе мир без бумаги, чтобы книга или газета была в электронном виде, а не бумажном. Они поклонялись всегда книгам бумажным, солидным полкам с изобилием книжных корешков. А если вдруг они увидят, что полное собрание сочинений любого классика умещается на ма-аленькой такой флешке — нет, это не чтение, а баловство одно!

    Это старшее поколение и было основными посетителями почтового отделения Энского подразделения Эмской волости Эльского района. Да сам город Энск собственно только ими и заселён. Молодёжи мало. Женихов и вовсе никаких, особенно для невест, которым "хорошо за тридцать". От кого рожали некоторые местные молодухи — никто не знает даже. За Ниной ходил тут одно время вышеупомянутый Валерка, только с таким "кавалером" больше мороки, чем хоть какой-то радости или хотя бы элементарного покоя. Как в запой уйдёт, так только его и видели. Не узнавал никого! Совершенно повреждался рассудком, бегал по улице за какими-то своими видениями, замахивался на них различными колюще-режущими предметами. Забирали его несколько раз в дурдом, что в соседнем Эмске, но вскоре выпускали.

    — Тебя даже оттуда выгнали! — ругала его мать, у которой с возвращением сына заканчивалась спокойная жизнь.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

 

 

 

ГЛАВНАЯ

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

ГРАФИКА

ДЕТСКАЯ

ФОРУМ