САЙТ Натальи Горской

сборник рассказов КОРОВА

ГЛАВНАЯ

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

ГРАФИКА

ДЕТСКАЯ

ФОРУМ

 

 

ВИЗИТ ПРИШЕЛЬЦЕВ

 

    Ещё в прошлом веке земляне полюбили обсуждать тему существования инопланетного разума. Сколько не переговорено по этому поводу, а всё так и не исчерпали тему до дна. Инопланетян любят, им посвящают фильмы и передачи, их делают героями компьютерных игр и образцами для подражания. А уж если их кто видел живьём, так тут и вообще человек уже не умолкнет до конца дней своих! Другие же негодуют, что когда же, мол, у нас-то с ними контакт состоится-то? Шуму-то, шуму! И было бы из-за чего.

    Вот на станцию Жуковка инопланетяне энти в аккурат кажные четыре года шутя прибывают и иногда даже земные деньги раздают. С помпой! А как же иначе? Инопланетяне всё-таки как-никак, не мы с вами.

    Да и не только в Жуковку, но и на другие населённые пункты что-то перепадает, хотя именно Жуковка особо богата на события в отношении визитов инопланетян. Ещё после Перестройки туда повадились наведываться пришельцы из других галактик. Но это время было такое, когда пришельцев этих буквально в сачок ловить можно было повсюду. Это потом они чего-то повернулись к Земле задом, но вот Жуковку не забыли.

    Вот и в этот предвисокосный год они обещались быть. Повсюду понаклеили свою зазывающую рекламу, что в такой-то день и час ждите супчика с другой планеты. А ждать у нас любят, особенно если никаких других дел нет. Реклама такая добротная, яркая, на хорошей бумаге. Всё здание бывшего дома культуры и магазин обляпали, как больных горчичниками, все столбы. С одного плаката нагло смотрит такой холёный инопланетянин в галстуке бабочкой и почти человеческим лицом. Под лицом написано: "То, что нам нужно!". Кому нужно? Инопланетянам или землянам? Чёрт его знает. Так напишут, что и не поймёшь, как всё это понять. Кто-то из хулиганских побуждений от руки приписал поверх этого, что кому-то там нужно размашистыми и неаккуратными буквами нехитрые стишки:

 

Проголосуйте за меня!

Я вам добавлю два рубля

К вашим пенсиям-окладам —

Что ещё для счастья надо?

 

    Тут же рядом на столбе наклеен уже другой плакат, где изображён этот же товарищ с клеймом на рту "Он вам врёт!". Имеются так же плакаты, где на клейме написано "Он нам врёт!". Опять-таки непонятки с этими вот нам и вам. Но однозначно ясно, что нахваливание "то, что нам нужно" тут же опровергается вот этим "он вам (нам) врёт", так что у народа от такой взаимоисключающей рекламы возникает только горькое сожаление по поводу неразумного расхода бумаги высочайшего качества. И кто там нам (или вам?) врёт, и что там им ( или нам, или вам?) нужно? Кто это знает? Ну врёт, ну и что? Не впервой. Да и вообще враньё и правда, ложь и истина нынче у каждого свои. У землян одна правда, а у инопланетян — другая, так что правда землян для инопланетян — ложь. Для одних правдой жизни является колоссальная нищета, для других — колоссальное богатство. Одним надо хоть как-то до весны дотянуть на одной картошке, а другим надо до весны своё богатство хоть как-то промотать, а то деньги куда не сунешь, а они там уже есть и даже вываливаются. Вот и думай, к кому они обращаются с заявлениями, что это — "то, что нам нужно". Если это нужно им, то нам — вряд ли.

    Об этом подумала зоотехник Ольга Капустина, когда увидела обклеенный инопланетной агитацией столб по пути с фермы. Она шла домой после суток работы. Домой идти не хотелось. Дома — вечно пьяные отец и муж Вовка при своих убогих оправданиях, что сегодня они имеют право, так как... да вот хотя бы ожидается приезд инопланетянина. Хотя они и вчера имели право, потому что вчера был День учителя. Учителей в семье никогда не было, зато отец очень любил всех учить, особливо когда выпивал. Когда был трезв — а такой "казус" с ним случался раз в два-три года, — то молчал, как давший обет молчания монах. А уж как выпьет, так тут такой Макаренко в нём просыпался, что министерство образования много потеряло в его лице. Загнал мать в могилу раньше времени своим таким вот "учительствованием": зарубил её несколько лет тому назад спьяну кривой саблей своего деда, бывшего в боевой своей юности кавалеристом. Отсидел три года и был досрочно выпущен за примерное поведение (Ольга так и не поняла, что в тюрьме может считаться "примерным поведением", и какая сила могла заставить её отца вести себя "примерно"). Теперь же отец нашёл достойного ученика и партнёра для бесконечной игры взрослых мальчиков "Тюрьма — это круто!" в лице Ольгиного мужа Вовки. Лагерные замашки, блатные разговоры, тюремная логика — вот и вся игра. А так целыми днями горланят о том, что они — настоящие мужики, цари и боги этого мира, и если Ольга придёт домой, так обязательно услышит в свой адрес, что она — дура-баба, вошь подкожная и никчемная тварь. Отец на днях украл где-то мешок бобов и два вилка мороженной капусты. Теперь у него, по крайней мере, на ближайшие полгода появился повод хвалиться всем и каждому, что он — настоящий кормилец семьи, которой "только бы жрать и сидеть на его хребте". Теперь грызут с Вовкой под выпивку эти каменные бобы, так как Ольге они и даром не нужны. Готовы помоями питаться и гордиться своей нетребовательностью к жизни, лишь бы не работать, хотя одному ещё пятьдесят лет, а другому — почти тридцать. Оба своими пьянками и беспробудным бездельем надоели ей на три жизни вперёд, так что Ольга иногда ловила себя на ужасной мысли, что новое заключение или даже смерть кого-либо из них её бы совсем не огорчила. Она понимала, что это очень плохо, но врать самой себе уже не было сил.

    Пятилетнего своего сына она ещё вчера отвела к своей бабуле в вечный тыл, а то дедушка грозился на практике объяснить внучку, чем СИЗО отличается от ШИЗО. Теперь вот раздумывала, где найти денег ещё на две недели жизни до зарплаты на ферме, если таковая, конечно же, случится. Директор совхоза зажигательно уговаривал потерпеть, обещая, что через два месяца соблаговолит-таки выплатить долги аж за прошлый год.

    — Хорошо коровам, — усмехались бабы. — Коров обычно кормят, потому что их не уговоришь потерпеть до получки — они или лягаться начнут и на рога поднимут, или просто умрут от бесчеловечного к себе отношения. А баб-дур можно уговорить, взять за живое, усовестить. Нашим бабам ведь постоянно за всё стыдно и совестно должно быть: мужик спивается и безобразит — баба за него краснеть должна; дом разваливается — и это на бабьей совести должно быть, что она не может улучшить условия проживания для своей семьи; дети ходят оборванные — баба виновата, что не в состоянии купить им нормальную одежду. Вот наше начальство на этом и играет.

    Короче говоря, грустно было Ольге. Нельзя сказать, чтобы очень, но уж точно не весело. То есть, как обычно. А тут ещё это очередное пришествие инопланетян ожидается и бурно обсуждается на каждом углу. Вон на скамейке у магазина сидят две поддатые бабы с котельной, Сонька и Тонька. Сидят и орут друг другу о предстоящем визите.

    — Говорят, что деньги раздавать будут. Че-чемоданами, — икает Сонька. — Тут по телеку показывали каких-то кандидатов в инопланетяне, которые на станциях деньги чемоданами раздают, чтобы люди за них проголосовали.

    — Но почему я-то должна рассчитывать на чью-то милостыню, — хрипит в ответ Тонька, — чтобы кто-нибудь мне благосклонно и снисходительно подал копеечку, а потом на каждом углу об этом кричал бы?!

    — Так это им надо для повышения им-ими-джа.

    — Рейтинга.

    — Не рей-тин-га, а имм-мид-джа.

    — Не им-им-джа, а рей-тин-тин-га. Рейтинг по-вы-ша-ют, а имидж у-луч-ша-ют. Или наоборот?

    — Олька, что инопланетяне там себе повышают: имидж или рейтинг? — обратилась к Капустиной Сонька.

    — И то, и это, — ответила Ольга, которая была настолько уставшей, что даже не имела сил говорить, а могла только слушать.

    — Вот и я говорю! — Сонька победно топнула ногой. — Я же в газете читала, что в областной центр прилетают инопланетяне, так им по их имиджу полагается проживать в номерах класса люкс, а там за один день надо платить тысячу баксов.

    — Ну пусть дадут им по имиджу, раз так положено.

    — Нет, ты хоть представляешь себе такие деньги — тысячу баксов — за один день отдать?!

    — Да для них это копейки. Из наших налогов вычтут и дело с концом... И всё-таки, откуда они берут чемоданы денег? — опять задумалась Тонька. — И зачем они нам их раздают?

    — Так для улучшения же ре-рей-тинга, а иначе им грозит понижение ими-ми-джа!

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

 

 

ГЛАВНАЯ

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

ГРАФИКА

ДЕТСКАЯ

ФОРУМ