САЙТ Натальи Горской

сборник рассказов ДЕРЁВНЯ

ГЛАВНАЯ

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

ГРАФИКА

ДЕТСКАЯ

ФОРУМ

 

 

ПЕТЕРБУРГСКИЙ ПОЛДЕНЬ

 

    Замечали ли вы, уважаемые граждане, как разумно устроен Невский проспект — эта всеобщая коммуникация Петербурга?

    — Ну вот, — возможно вздохнёте вы, — ещё один Гоголь появился, да к тому же в женском обличии.

    — У вас Гоголи-то нынче, как грибы, растут, — справедливо заметил в своё время Виссарион Григорьевич Белинский.

    Да, всё верно. Но дело в том, что Невский проспект — это такое необъяснимое явление, что каждому, кто видел его когда-либо, хочется хоть что-то о нём сказать. Вот и я не удержалась от соблазна, тем более, заметив в нём одну особенность, которую наверняка замечали многие. Это совершенно разумная особенность, которая учитывает интересы всех граждан, передвигающихся по данной улице, что в свою очередь говорит о демократичности и терпимости Невского проспекта.

    Возможно, что это получилось совершенно случайно, но на Невском проспекте днём одна сторона — солнечная, а другая — в тени. Вот так просто до гениальности. Да, я думаю, что это получилось случайно, так как в первые годы строительства Санктъ-Питербурха не планировалась такая сплошная застройка. Ну да не важно. А важно то, что Невский проспект по этой причине является чрезвычайно удобной для прогулок улицей: если вы устали плестись по солнцепёку, то решительно переходите на нечётную сторону — там вас ждёт отрезвляющая прохлада и защита от беспощадного зноя. Поэтому летом, особенно ближе к полудню, основной поток прохожих перемещается на нечётную сторону, а зимой — наоборот: нечётная сторона пустеет, а замерзшая публика, бежит греться на чётную сторону в скупых лучах северного солнца. И если вам надо бежать — скажем, вы опаздываете на поезд, — то смело переходите на эту почти безлюдную сторону и бегите себе, не опасаясь кого-либо сшибить с ног. Я говорю "почти безлюдную", но вы помните, что это весьма условно, так как Невский проспект всегда запружен народом и полная безлюдность ему органически не свойственна.

    А ещё Невский проспект является олицетворением веротерпимости, как и весь Петербург в целом. На солнечной стороне вы можете увидеть и армянскую церковь святой Екатерины, и римско-католическую святой Екатерины Александрийской, у подножия которой обитают художники, и протестантскую святого Петра, и даже Дом военной книги находится во флигеле бывшей голландской реформатской церкви, от архитектурного убранства которой сейчас мало что уцелело. На нечётной же стороне находится всего один Казанский собор, но он компенсирует это одиночество своим грандиозным великолепием. Его развёрнутая в сторону проспекта колоннада напоминает разведённые в разные стороны руки, словно он рад вам безмерно и хочет заключить вас в свои объятья.

    Но сейчас я иду по чётной стороне, так как на улице — март, а зима ещё даже и не собирается сдавать свои позиции, поэтому приходится греться в скупых солнечных лучах. Совсем скоро день и ночь сравняются в своей продолжительности, а там и до белых ночей рукой подать. Это не только Город белых ночей, но и тёмных дней, которые находятся на противоположном полюсе года, когда солнце слегка выглядывает из-за горизонта, словно любопытный сосед по даче через забор, и снова прячется, потому что у него есть дела поважнее на другой стороне земли.

    Я праздно шатаюсь, но с видом очень занятого человека. В час пополудни мне надо быть в издательстве, где меня будут ругать за безыдейность моих произведений. "А как же "Блажени нищии духом, яко тех есть царствие небесное"?" — спрошу я. Мы же все хотим в Царствие небесное, а не куда-нибудь ещё! И вообще наше прошлое настолько перенасыщено идеями, что настоящее отторгает любую идею, как перекормленный организм отторгает любую пищу, даже самую вкусную.

    А замечали ли вы, как необычен полдень в нашем городе? Нигде нет такого полдня, как здесь: словно до сих пор царь Петр тревожится за нашу природную русскую сонливость: "Ведь всё проспят, в том числе и царствие небесное! А вот мы их пушечкой разбудим, ежели кто ещё не очнулся к полудню!" Говорят, что раньше пушка стреляла по несколько раз на дню: только это и помогало не зачахнуть.

    Не пойти ли и нам поглазеть на выстрел с Нарышкина бастиона? А то что-то клонит в сон, знаете ли. Того и гляди — заснёшь на ходу. Вот аккуратненько, гуськом перейдём через Аничков мост, чтоб не растянуться на гранитных плитах, которые в мороз становятся ужас до чего скользкими, поэтому некоторые пешеходы идут по проезжей части параллельно с автомобилями. Уф, миновали сие препятствие, но светофор на противоположной набережной уже сменил зелёный глаз на красный. Вот так всегда! Летом-то, когда не скользко, я успеваю пробежать сразу и мост и оба пешеходных перехода, а зимой — нет. Ну, ничего, подождём.

    А куда мы, собственно, спешим? Мы и так уже разогнались, что дальше некуда! И как-то неловко сбросить скорость вот так на полном ходу: сменить быструю деловую походку страшно спешащего человека на размеренный шаг. Да и холодновато, чтоб идти прогулочным шагом: вон как все бегут, обгоняют друг друга, нервно топчутся на перекрёстках в ожидании зелёного света. Создаётся впечатление, что вы попали в город крайне деловых людей, у которых каждая секунда на учёте, а всё дело в холоде, от которого можно спастись быстрой ходьбой.

    Вообще-то, по Невскому лучше всего ходить медленно. Даже не просто идти, а шествовать! Плыть! При этом обстоятельно глазеть по сторонам, ощущая себя в организме города временной и маленькой, но нужной деталью. И это удобнее делать на нечётной стороне, чтобы не затянуло в поток бегущих. Нечётная сторона вообще как-то больше подходит для созерцания. Она как-то солиднее, что ли. На ней меньше строений, но что это за строения! Их фасады по длине равны целым кварталам чётной стороны: Строгановский дворец, Казанский собор, Гостиный двор, Аничков дворец, дворец Белосельских-Белозерских, два пятизвёздочных отеля! На чётной же стороне домов много, все они разные и от этого начинает рябить в глазах. Тем более, что теперь они принадлежат или арендуются совершенно разношёрстными фирмами, обживающими даже подвалы, так что под посольством или какой-нибудь солидной администрацией может размещаться торговля роликовыми коньками, а над книжным магазинчиком сидит строительная компания или даже целый банк. Исчезли старинные аптеки и такие же старинные парфюмерные магазины "Сирень", "Ванда" и "Болгарская роза", которые, кажется, были здесь ещё в годы молодости моих родителей, и в которые моё поколение выстаивало длинные очереди за псевдофранцузской губной помадой и дефицитным якобы польским шампунем. Пропали милейшие лавки художественных промыслов на углу с улицей Восстания и недалеко от Владимирского проспекта, хотя раньше мне казалось, что может рухнуть Рим, но они останутся. Всё теперь здесь меняется по несколько раз в году, и от этого возникает неприятное чувство зыбкости.

    Если у канала Грибоедова и на той, и на другой стороне проспекта номера домов приблизительно идут в ногу, то у Фонтанки чётная сторона уже обгоняет свою "сестру" номеров на тридцать. К площади Восстания эта цифра растёт, а затем нечётная сторона словно бы старается нагнать чётную по номерам, но это ей так и не удаётся. Зато ей удаётся обогнать её по длине, так что она даже врезается в площадь Александра Невского до Лаврского проезда.

    Чтобы "отмахать" весь Невский медленной походкой, надо иметь много времени при хорошей и тихой погоде. В дождь и снег вы и сами не заметите, как побежите сломя голову вместе со всеми, а в зной вы "осядете" в ближайшем кафе и разумно решите, что чашка кофе лучше прогулки по раскалённому тротуару с выхлопными газами пополам.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

 

 

ГЛАВНАЯ

ПРОЗА

ПОЭЗИЯ

ГРАФИКА

ДЕТСКАЯ

ФОРУМ